Спустившись по ступенькам с веранды своего домика, Артур вышел на берег и расправил перекинутый через ветку казуарина гамак, на котором через пару секунд и растянулся, слушая глухой рокот вечернего отлива и глядя на звезды, тихо мерцающие сквозь листву. В скором времени со всем этим предстояло расстаться – решение было принято, и билет в Россию уже заказан. Мысли наполняли сценарии будущего переезда и акклиматизации. Однако уже через несколько минут этот поток был прерван характерной булькающей мелодией скайпа. Вытащив мобильник из кармана шорт, он коротко взглянул на улыбающееся лицо Олеси, заполнившее экранчик, и принял вызов. – Алло?! – с лаконичным энтузиазмом вступил в разговор Артур. – Да. Привет… – судя по голосу, Олеся была совсем не в том приподнятом состоянии, которое запечатлелось на её аватарке. – Ты извини, что так поздно звоню, у вас там, наверное, уже за полночь. Просто совсем как-то…

– Ага. Всё нормально, солнце. Давай уже, рассказывай, что стряслось.

– Даже не знаю, с чего именно начать, – Олеся на мгновение замялась, подбирая слова. – Просто после приезда в Россию всё как-то закрутилось: документы, пробки, социальная жизнь – и вот сейчас, придя домой, я поняла, что всё теряю: состояние, мысли, цели, настрой… Всё, что с таким трудом было достигнуто с тобой на острове. Не могу выдержать давление среды. Возникает ощущение, что всё вокруг не просто холодное и отчужденное – а откровенно мешающее, вредоносное, злое.

– Да уж... – глядя на огоньки суденышек на горизонте и слегка увеличивая амплитуду раскачиваний гамака, поддержал ее Артур, стараясь придать своему голосу как можно больше теплоты и отзывчивости.

– И главное: в этом мелочном копошении никакой зацепки нет, чтобы вернуться к тому самому, важному, глубинному. Как будто забыла любимую мелодию, и не хватает нескольких первых нот, чтобы ее вспомнить. Понимаешь?

– Еще как... – откликнулся Артур.

– Я сейчас вспоминаю наши трипы на острове как какой-то сказочный сон, настолько нереальным всё это кажется. А сама даже медитировать нормально не могу – просто не получается. Пробую и нелепо, дебильно себя чувствую – потому что понимаю, что по факту просто сижу и туплю. Никакого особого состояния не приходит. Ощущение, как будто истощилось что-то внутри. Мотивации нет.

– Ага. Даже по голосу это ощущается, – согласился Артур.

– Ты можешь что-нибудь сделать, как-нибудь… помочь, подсказать, что ли? – вздохнула Олеся.

– Хмм... Давай попробую. Как ты понимаешь, по скайпу помощь будет вынужденно теоретической – через погружение в соответствующий дискурсивный контекст. Т.е. следует ожидать большого количества умных слов. Будем надеяться, что они как-то помогут тебе нащупать ту самую мелодию...

– Звучит прямо-таки офигительно-обнадеживающе, – ухмыльнулась Олеся.

– Видишь, вот ты уже улыбнулась, – невозмутимо ответствовал Артур. – Итак, для устойчивой мотивации, более сильной, чем давление среды, нужно сформировать определенную структуру желания. С ней должны казаться естественными и само собой разумеющимися именно те действия, которые ты хотела бы осуществить – например, медитировать в неблагоприятных внешних условиях.

– Отлично, и как к этому перейти?

– Давай я слегка удивлю тебя следующим вопросом: как ты думаешь, что имеют в виду разные гуру, произнося сентенции типа: «когда я ем, я ем; когда я мою посуду, я мою посуду» и так далее?

– Если по-честному, не знаю, что тут вообще можно иметь в виду. Какая-то шизотерика... – хмыкнула Олеся.

– Может быть, и так. Но одну из разумных интерпретаций отсюда все-таки можно вытащить: ситуацию, в которой структура желания принимает вид мотивационной трубы, полностью заточенной на получение удовольствия от реализации того, на что направлено твое внимание. 

– Сложно... – на том конце ощущалось явное замешательство. – Можно это развернуть подробнее?

– При достижении дхьяны некоторого уровня ты не просто делаешь что-то, но предварительно быстро перенастраиваешь свою структур желания именно под эту деятельность – чтобы она приносила тебе если и не наслаждение, то, по крайней мере, некоторую толику удовольствия.

Таким образом ты можешь читать одну книгу часами, глубоко вдумываясь в смысл и абсорбируя его без скуки или утомления. Или писать роман, погружаясь в этот процесс без отвлечений. Или даже просто мыть посуду. Или приколачивать полочку. Чистить унитаз ёршиком... – с отвлеченно-мечтательной интонацией продолжал перечисление Артур.

– Ладно, ладно, можешь не продолжать, – взмолилась Олеся. – Почему я не могу сделать так сразу? Прямо сейчас?

– Потому что сейчас твоя структура желания организована не так, чтобы это произвольное изменение мотивационного туннеля стало возможным.

И не только твоя. Почти у всех так. Человек сегодня находится в режиме постоянного мультитаскинга, в бесконечном переключении между несколькими видами деятельности. Такое состояние никакой устойчивостью, разумеется, не отличается. Синтетическая мотивация, которую он каждую секунду себе собирает, заточена одновременно и на одно, и на другое, и на третье. Но ни один из этих фрагментов не дает полноценной структуры желания, а значит – и удовлетворения от его реализации. В результате, не проходя полного цикла «желание – осуществление», человек не получает радости, метафорически оказываясь в пространстве между стульями. Вместо того, чтобы спокойно сидеть на одном из них.

– Но что же делать, если каждый день нужно выполнять совершенно разные действия? Быть и экскурсоводом, и посудомойкой, и маркетологом?

– Именно поэтому так важно уметь перестраивать, перезатачивать структуру желания под какую-то определенную деятельность. Выполнять быструю предварительную внутреннюю работу по перенастройке мотивационной системы перед её началом.

– Хм… На что это похоже по ощущениям? Изнутри? – в голосе Олеси зазвучали нотки заинтересованности. 

– По ощущениям это похоже на выбор другой базовой, несущей, эмоциональной волны, являющейся бэкграундом всех твоих действий. Она и держит тебя в определенном мотивационном туннеле, легко и быстро, с фоновым удовольствием, выводящим на реализацию поставленной цели. Но для разного типа целей эти мотивационные туннели будут разными. Соответственно, разными будут и эмоциональные структуры, их формирующие. Мотивация – это не накопительный ресурс, который, подобно деньгам, может быть инвестирован во что угодно. Мотивация интенциональна, то есть всегда возникает как мотивация на что-то определенное. Нет мотивации вообще, направленной на всё что угодно. Значит, либо человек живет с постоянно расширенным, максимально всеядным туннелем мотивации с маленьким напором желания, либо с узким, заточенным на конкретную деятельность, при котором напор желания большой.

Современный стиль жизни, ориентированный на мультитаскинг, однозначно предполагает первый вариант. Отсюда и плач о тотальной демотивации. Люди осознают, что, конечно, хорошо бы как-то усилить желание – однако для этого надо научиться перенаправлять тоннель мотивации. Что без достижения устойчивой дхьяны невозможно.

 

– Можно еще поподробнее? – попросила Олеся. – Что эта дхьяна дает?

– Она дает постоянную фоновую готовность учитывать, к чему приведет та эмоциональная сборка, в которой ты сейчас находишься, и будет ли она оптимальной для достижения твоих целей. И если нет – умение менять ее с помощью особых внутренних актов в нужную сторону. Трудноописуемых, но вполне для тебя однозначных. Вот эта позиция нам и нужна. Но, как ты понимаешь, она сильно зависит от наличия достаточно развитого внутреннего языка, чтобы иметь возможность сформулировать на нем эти, достаточно тонкие, дистинкции. И, пользуясь ими, осуществлять те внутренние акты, которые действительно нужны. Без подобной системы каждое новое социальное окружение будет перезатачивать твою структуру желания под себя – а не наоборот. А тебе, насколько я понимаю, хотелось бы именно наоборот. Так? – улыбнулся в трубку Артур.

– Так, – улыбнулась в ответ Олеся. – Продолжай говорить. Я прямо чувствую, как с каждым словом вспоминаю старые-добрые деньки, когда это было нормой.

– Да пожалуйста, – легко согласился Артур. – Итак, надо начинать с достижения более-менее устойчивой дхьяны. Хотя бы первой. А значит – поначалу сосредоточиться на формировании у себя мотивационного туннеля желания медитации и осуществляемому в ней особому типу рефлексии. Это – надежно. Это – однонаправленно. Это не подведет.

– Ага. А после того, как это желание выстроено, сделать его фоновым, так? Чтобы затем постоянно жить с этим сосредоточением на создании нужного сейчас эмоционального состояния, которое позволяет, как мягкую игрушку из аппарата, подцеплять этим манипулятором желаемые состояния из своего арсенала?..

– Вот видишь – уже сама всё понимаешь, – ответил Артур. – Важно только, чтобы сама эта фоновая деятельность по изменению мотивации была приятной. Ведь она будет сопровождать тебя постоянно. В идеале – всю жизнь. Поэтому так важно научиться реализовывать дхьяну правильно.

– И что означает это «правильно»? – спросила Олеся.

– «Правильно» означает «точно и без напряжения». Предполагается, что, если всё сделано грамотно, ты постоянно сидишь у краника раздачи мотивации, и тонко настраиваешь ее поток. Ключевое слово здесь «тонко». Именно тонкости, как правило, в первую очередь и не хватает для достижения дхьяны. Есть два пути обретения этой тонкости.

Первый – условно «восточный» – связан с попыткой достижения абсолютного нуля стремлений, приглушения внутреннего динамизма влечений. Представь себе полное расслабление мотивационного туннеля. Лишение желания напора. Для того чтобы на этом ровном фоне заметны и хорошо управляемы были его минимальные колебания. 

Второй – «западный» – связан с постоянным нахождением на грани влечения, удержанием этой грани без тотальной перестройки всего туннеля мотивации. Чтобы минимальные усилия сознания могли бы канализировать по нужному желобку всю эту эмоциональную махину, направляя желание в требуемое русло. 

Я так понимаю, учитывая насыщенную социальную жизнь, «восточный» путь с одиночным ретритом в пещере тебе сейчас не грозит, – улыбнулся Артур. – Значит, имеет смысл сконцентрироваться на «западном». Удержание на грани «водораздела», регулирующего желания, достигается за счёт череды постоянных, ставших привычными, как родной язык, микро-актов. Основанных на осознании того, как работает структура желания. 

– И как она работает?

– По пневматическому принципу. В прямом смысле слова, объединяющем духовную и, так сказать, гидравлическую составляющие. Влечение, то есть являющийся основой для желаний напор мотивации, формируется почти как давление в трубе, за счет разности потенциалов "Я" и "Я+". И, в зависимости от конкретной структуры их соотношения в данный момент, ощущается желание сделать что-то, переходящее в намерение. Важно помнить о том, что в ощущении желания одновременно даны и интенция – то, на что оно направлено, – и его напор, сила. Соответственно, нам нужно сильное и направленное желание медитировать в свободное время. С постоянным фоновым удовлетворением от реализации каждой дхьяны. 

Обычный человек просто не высидит в медитации больше нескольких минут – это будет невыносимо скучно, пресно и неестественно. Мысль сразу начнет перепрыгивать с одного объекта на другой в поисках подпитки привычными дозами микро-удовлетворения. Тело будет ощущать непреодолимое желание попрыгать и размяться. А что будет его источником?

– Сложившаяся структура туннеля мотивации… – задумчиво, будто пробуя на вкус эти слова, произнесла Олеся.

– Правильно, – ответил Артур. – Ну что, теперь ты вспоминаешь первые такты своей внутренней мелодии?

– Похоже на то, – улыбнулась в трубку Олеся. – Спасибо тебе, о гуру. Сейчас мне уже пора выходить. 

– Погоди-погоди, – поспешил остановить ее Артур. – Я тебе еще кое-что хочу сказать. Мотивирующее. 

– Ммм?

– Я тут к тебе через несколько дней прилетаю. А потом, решив вопрос со своим паспортом, планирую на Гоа. Хочешь со мной?

– Ого! Прямо так? Конечно, хочу, солнце. С индийскими погранцами вроде бы у меня пока проблем нет. Слушай, это просто супер-круто... Аааа! Времени нет, совсем пора бежать... Чмоки-чмоки. Напишу тебе уже из метро...

Раздался громкий скайповский «чпок», знаменующий собой конец связи, и звуковое пространство ночи заполнили сверчки, за время общения успевшие войти в резонанс с ритмичным покачиванием гамака и мерцанием звёзд.  

 

А. С. Безмолитвенный © 2017

 

You have no rights to post comments