Приехав на очередную встречу к Артуру, Андрей уселся в кресло на веранде и демонстративно положил на столик перед собой красиво оформленный том с надписью «Огонь Изнутри».

– Ого! Настоящий нагуализм! – поприветствовал его Артур, пожимая руку.

– Ты знаешь, у меня достаточно давние отношения с кастанедовским учением. И кое-где, должен сказать, оно дает явно больше, чем предлагаемая тобой теория, – беззлобно-доброжелательно ответил Андрей

– Хорошо. А где именно?

– Ну, например, в случае работы с несгибаемым намерением. Здесь-то Бутылочную Теорию вообще непонятно как применять. Вот и приходится по старинке, с помощью Кастанеды справляться. Набирать энергию для дальнейших действий, хотя это и непросто…

– А что ты под этой энергией понимаешь?

– Силу. Силу, способную открыть второе внимание.

– Очень интересно. И ты знаешь, как конкретно эту силу нарабатывать?

– В принципе, да.

– И можешь гарантированно ее за месяц наработать?

– Ну, тут гарантировать что-либо вообще сложно: то хорошо работают техники, то не очень. Это зависит от множества факторов, – замялся Андрей.

– Может быть, тогда дело не совсем в техниках? А в чем-то еще? И нужны более изощренные концептуальные рамки, чтобы понять, в чем именно?

Андрей неопределенно мотнул головой. Артур продолжал:

– А Бутылочная Теория, я полагаю, в этом случае как раз более чем применима на практике. Совершенно не противореча тому, что описывал Кастанеда, а наоборот – дополняя и детализируя множество «темных» мест из дон-хуановского наследия. Просто недостаточно рассматривать с ее помощью структуру психики в статике. Важно понять, как все это работает в динамике, во времени. А это значит уметь представлять, что будет, если двигаться вместе с сигналом по горлышку Бутылки. Проходя сквозь образованный им туннель вместе с Точкой Я от мгновения к мгновению.

– Ну и что будет? – с сомнением поинтересовался Андрей.

– Если попробовать «остановить мгновение» и осуществить сечение этого горлышка, мы увидим круг в круге в круге – то есть в каждой секунде «проживаемого изнутри» времени содержатся сразу три аспекта: сенсомоторный, эмоциональный и семантический. В каждой. Даже если ты о чем-то усиленно думаешь, в это же мгновение ты находишься в определенном эмоциональном состоянии и что-то воспринимаешь глазами, ушами или поверхностью кожи. И это обязательно присутствует на бэкграунде твоего сознания. Скажем, в виде фонового, смутного ощущения. Если ты не обращаешь на это внимание.

– А если обращаю? – спросил Андрей.

– А если обращаешь – то именно это выходит на передний план и становится «фигурой», а остальное уходит в фон, на периферию. Внимание выделяет некоторую часть, вынужденно упуская из центра остальное. Но поток на всех трех уровнях не прекращается ни на секунду – если, конечно, ты не теряешь сознания.

– И даже во сне?

– Даже во сне. Там происходит кое-что другое: Бутылка топологически выворачивается через второй контур, причем, довольно специфическим образом. Но об этом мы поговорим как-нибудь в другой раз. Сейчас давай вернемся к формированию намерения.

– Да. И к тому, как набирать энергию.

– Видишь ли, я думаю, что так называемая «энергетическая концепция психики» имеет крайне мало общего с реальностью. В этом и проблема с «набором энергии».

– Да? А как же объяснить мотивацию? Как объяснить намерение?

– Мотивация – то, что появляется благодаря механизму обратной связи на концентрацию определенных нейромедиаторов в мозгу. Это не просто исследования нейрофизиологов, это то, что обнаруживается в результате самонаблюдения. И тестируется в многократных подтверждающих экспериментах.

Данный механизм фиксирует расхождение между желаемым и реальным состоянием баланса нейромедиаторов и выстраивает действия так, чтобы сократить это постоянно присутствующее на бэкграунде ощущение конкретной нехватки. Собственно, данное ощущение и является желанием. В чистом виде.

– А можешь более подробно описать, на что оно похоже? Какой тип желания имеется в виду?

– Желание вообще. Любое. На что оно похоже? Например, если ты хочешь пить, оно похоже на ощущение жажды. Если ты хочешь выпить что-то конкретное, оно похоже на точную – или не очень точную – уверенность в том, что именно. Этот механизм «конкретизации» того, чего ты хочешь, может быть более или менее тонко отлажен. Если говорить о беременных – то иногда в результате гормональных подвижек он может приобретать невероятную силу и утонченность – в результате, женщине кристально ясно, что для улучшения самочувствия необходимо съесть, например, красную свеклу со шпротами. Такой уровень достижим, конечно, не только при беременности. Просто в силу социального закрепления такого рода вещей в шутках и анекдотах, их уже просто невозможно не заметить.

– Ну хорошо. Действительно, все это очень просто. И что дальше?

– Дальше идет растянутая на весь цикл выполнения действий игра в «холодно-горячо», с попаданием в коридор желаемой концентрации нейромедиаторов в качестве финального победного акта.

Если паттерн обратной связи у человека достаточно детализирован и тонко настроен, это помогает порождать большую мотивацию – и быстрее нащупывать отклонения от желаемого состояния, обеспечивая, тем самым, прямую дорожку к искомому.

Чем четче осознавание того, что даст желаемое положение вещей и чем больше будет зафиксированное этим паттерном отклонение – тем больше мотивация. Именно поэтому так важна его детализация и тонкость.

Так вот. То, что ты называешь «несгибаемым намерением», обеспечивается взятием под контроль сознания описанной структурой желания. Не какого-то конкретного желания, а всего цикла вообще. Поэтому, полагаю, Бутылочная Теория может кое-что предложить тебе в данном плане.

– Подожди, то есть речь идет, по сути, о переформулировании того, что я называю «энергия», и способов ее увеличения – только в терминах твоей теории?

– Да. Только вместе с терминами придется изменить и представление о том, как вся эта область устроена – и что делать для изменения сложившегося положения вещей в нужную нам сторону.

«Энергетическая» концепция сознания исходит из того, что эту мифическую энергию можно и нужно запасать и хранить – инвестировать в некий внутренний банк для будущих дел, так сказать. В результате люди этим и заняты – постоянным откладыванием и экономией «энергии», не очень понимая, что, собственно, они экономят.

Подход, который предлагаю я, основан на другом концептуальном базисе – предполагается, что ничего запасти и сохранить в этом плане не удастся. Скорее, наоборот – если постоянно «экономить» усилия, не позволяя своему сознанию работать на предельно достижимых для него частотах, достаточно быстро они просто оказываются недостижимыми.

Ситуация в целом удивительно напоминает стратегию «экономии сил» как способ заниматься бодибилдингом. Понятно, что ничего, кроме банального ожирения такая «экономия» не принесет. Мифические истории о богатырях, «запасавших силушку» благодаря тридцатилетнему лежанию на печи, остаются не более чем мифическими историями.

Так же и в случае тех процессов, которые мы с тобой сейчас рассматриваем: активизации воли и культивирования несгибаемого намерения. Люди, исповедующие «энергетическую» концепцию «экономии мыслей» получают в результате ментальное ожирение. Хотя в действительности им следовало бы интенсифицировать метаболизм мыслей и заняться чем-то вроде семантического фитнеса.

– И к чему такой фитнес должен привести?

– Как к чему? К построению третьей бутылки, которая действительно будет устраивать: мощной, гибкой, согласованной и прекрасно управляемой. Именно она может стать реальным подспорьем для реализации несгибаемого намерения.

– Хорошо. А что же тогда в твоей теории предлагается делать для того, чтобы… приблизить этот идеал майнд-билдинга? Если не запасать энергию?

– В первую очередь – устранять противоречия и замыкания в уже сложившихся контурах. И в третьем, и во втором, и даже в первом – если получится.

– Что это за противоречия? Каким образом они образуются?

– Образуются они посредством double bind. Знаком с таким понятием?

– Да. Читал Бейтсона. Он мне показался на редкость разумным, – кивнул Андрей.

– Прекрасно. Double bind с точки зрения Бутылочной Теории – это короткое замыкание цепей в контурах: сенсомоторном, эмоциональном или семантическом. Ситуация, при которой цепи пробегания сигнала замкнуты так, что вся система подглючивает и сбоит.

– И, видимо, из-за этого и происходит «потеря энергии»?

– Если хочешь, можешь называть это так. Я бы скорее говорил о менее эффективной работе всей Бутылки.

– И чему соответствует double bind на разных уровнях в твоей теории?

– Замыкание на семантическом контуре – это парадокс, противоречие в картине мира. Double bind на уровне эмоционального контура – замешательство, шок, разрыв непрерывности автоматизмов. Замыкание на сенсомоторном контуре – противоречия в восприятии (галлюцинации и т.д.), на моторном – эпилепсия или неконтролируемые движения.

Как ты понимаешь, сенсорная и моторная составляющая интересуют нас пока меньше всего. Основной объем противоречий, действительно мешающих обретению твердого намерения, гнездится в эмоциональном контуре.

– Даже не в семантическом?

– Им еще надо полноценно овладеть – чего как раз почти никогда и не происходит из-за проблем во второй бутылке, – ответил Артур.

– Слушай, меня сейчас настигло откровение, – неожиданно прервал его Андрей, – Давай поделюсь. Я недавно на тренинге «Лайфспринг» был, так меня больше всего на нем поразило прямо-таки неистовое желание тренера сломать, растоптать любые признаки самодовольства и уверенности участников в их привычном способе принятия решений по жизни. При этом никакой полемики на рациональном уровне и переубеждений тренер не вел – просто постоянно эмоционально дрючил людей с помощью жесткой обратной связи от остальной группы.

Так вот. У меня тогда мелькнула мысль: «Почему он действует именно так? Почему, например, не объясняет по-человечески?»  Сейчас я, похоже, начинаю понимать: он просто ориентировался на большинство. А поскольку управление поведением у большинства реализовано на втором контуре – даже без особого вмешательства третьего – этих тренеров, видимо, учат сначала «сломать» с помощью искусственно созданного double bind’а сложившиеся эмоциональные цепи, показав их противоречивость и несоответствие жизни, а потом уже – дать возможность построить новую. Гипотетически. С чем, видимо, у них некоторая напряженка – судя по тому, что я наблюдал во второй части.

Да. Так вот… Для этого, судя по всему, и нужна большая группа – чтобы создавать эффект массовки и обратной связи от «людей вообще», а не от небольшого коллектива из 5-6 человек, трое из которых – «капитаны» с предыдущего запуска, предварительно проинструктированные тренеров…

Артур внимательно слушал, не прерывая. Убедившись, что Андрей закончил, видимо, слегка сбившись с мысли, он кивнул:

– Да. Вполне возможно, ты прав. Продолжим анализ относительно несгибаемого намерения?

– Конечно. Итак, в первую очередь, необходимо разобраться с double bind-замыканиями в эмоциональном и семантическом контурах, выстраивая идеально отлаженный, непротиворечивый и отлично управляемый сверху – с уровня семантики – механизм воплощения в жизнь своих мыслей. Во вторую, нужно подчинить сознанию – то есть Точке Я на третьем контуре – механизм формирования желания. А это значит добраться до «ядер подкрепления», раздающих нейромедиаторы, которые расположены в эпифизе и других частях лимбической системы.

– Господи. А это зачем?

– Только тогда намерение станет действительно несгибаемым. Любой неуправляемый выплеск серотонина или кортизола снизит контроль над намерением и развернет его в нежелательную сторону…

Речь Артура была прервана неожиданно громкими трелями телефонного звонка. Андрей аж подскочил на своем месте, судорожно вытаскивая из кармана вибрирующий мобильник. Через несколько секунд общения с собеседником с помощью односложных английских фраз, он извиняюще улыбнулся Артуру:

– Слушай, прости, это все действительно очень интересно, но сейчас я действительно вынужден ехать. У меня вызов.

И уже возле байка он обернулся и добавил:

– Хоть ты пока еще не говорил об этом, я слышал от ребят о том, что ты организуешь коммьюнити и отплываешь на засекреченный остров для экспериментов над человеческим сознанием, – улыбнулся он. – И, ты знаешь, я принял решение – еду с тобой. Готов, так сказать, предоставить свой мозг для экспериментов. Приятного вечера!

© А. С. Безмолитвенный, 2017

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить