Сновидение?Иногда, разбирая старый шкаф, можно наткнуться на книгу, о существовании которой даже и не подозреваешь. Поддавшись искушению и открыв ее на случайной странице, осознаешь: находка столь интересна, что заставляет отложить археологические раскопки и дочитать до конца тот фрагмент, который привлек особенное внимание:

Тускло поблескивает в полутьме матовая поверхность светильника над головой. Цвета старой, полинявшей и заношенной футболки Moschino, перекинутой через спинку стула, сливаются во мраке до неразличимости. Из-за занавески доносится приглушенный уличный шум. Тихо тикают стрелки будильника, стоящего на прикроватной тумбочке. Но стрелки ли являются источником? Должно быть, звуки возникают из недр механизма, скрытого внутри – невидимого, но приводящего в слитное, размеренное движение всю конструкцию, обеспечивающего ее энергией.

Все эти различия – в особенности в отношении происходящих внутри будильника процессов и эффектов, которые вызываются ими снаружи – далеко не случайны. Ведь хорошо известно, что погрузившись в эту мысль, глубоко задумавшись и перестав обращать внимание на происходящие снаружи события, можно не заметить момента перехода в глубокий легкий сон. Сон, в котором отчетливо воспринимается способность перенестись и вчуствоваться в любой объект – так же легко, как проникнуть вниманием в ощущения, возникающие в правой руке – даже в космический корабль, летящий через бескрайние пустые межзвездные пространства к своей далекой цели. Программа корабля может знать, что где-то там – в его недрах есть пилот, ради которого и затеяна эта экспедиция. Управляющий центр, поддерживающий системы жизнедеятельности на борту, заботится о том, чтобы все было в порядке и экспедиция успешно продолжалась. И если обшивка повреждается – даже в небольшой степени, он выпускает ремонтного робота с камерой внешнего наблюдения и необходимыми инструментами за пределы обшивки корабля, чтобы починить ее. И через камеру внешнего наблюдения управляющий центр видит свой корабль со стороны, видит рубку управления за полностью герметичным, надежно защищающим ее панорамным иллюминатором. Изображение увеличивается, проникая за иллюминатор. Все пространство рубки управления, затем остальных помещений, сканируется. Но сколько бы ни продолжался процесс поиска самого главного на борту – пилота корабля – каждый раз камера фиксирует лишь его отсутствие. Кабина абсолютно пуста – если не считать циферблата бортового компьютера, на котором высвечиваются символы выполняемой программы. И постепенно управляющая камерой часть программы все больше фокусируется на этом процессе считывания информации о работе  самой себя, учится придавать значение появляющимся сигналам. Вот по монитору компьютера пронеслись потоки символов, описывающих процесс наблюдения и интерпретации потока символов, бегущих по монитору. Затем поток символов, описывающих процесс интерпретации символов, интерпретирующих символы, пробежавшие по монитору. Поскольку само наблюдение уже изменяет программу, постепенно программа начинает трансформировать сама себя, действуя как отсутствующий в кабине пилот. Символы запускают новые циклы, не предусмотренные изначально – и постепенно весь корабль оживает, приходит в движение, начинает изменять траекторию своего полета.

Космос?Эти трансформации изменяют характер самого сна. Он будто бы обретает собственную логику,  становится сложным, целенаправленным, но непонятным для сновидящего. Пространство сна искажается и плывет. Теперь вместо картины отдаленного космоса перед глазами проносятся уже какие-то линии, всполохи, огни, рождаются ощущения. Через какое-то время сон прекращается.

После пробуждения поражает необычайная яркость и отчетливость восприятия окружающего. Снаружи все так же раздается привычный уличный шум, лучи солнца косо падают на глянцевое, контрастное изображение человека, замершей в странной позе на обложке очередного номера журнала «Буддильник», лежащего на прикроватном столике.

На спинке стула висит футболка Moschine. Каким-то новым смыслом веет от этой надписи, смыслом, заставляющим еще и еще раз вчитываться в буквы, и что-то во всем происходящем кажется необычным, придает разворачивающейся картине ореол загадочности и странности, наводя на смутное воспоминание…

Неожиданно становится совершенно ясно, что это тоже сон. Ветер откидывает легкую занавеску с окна. Вместо города за окном отчетливо проступает чернота космоса.

Действительно, находки в шкафу иногда способны погрузить в глубокую задумчивость. Такой странный текст побуждает внимательно прочитать название на обложке «Deus Ex Machine», отложить книжку до лучших времен – и продолжить уборку.

А. С. Безмолитвенный © 2010

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить