Мальчик был настолько ленив, что просыпался пораньше,

 чтобы побольше нифига не делать.

Народный фольклор

 

Приходилось ли вам сталкиваться с отсутствием мотивации по жизни?

Возникал ли вопрос «почему пропадает энергия»?

Знакомо ли вам состояние, при котором вроде бы есть и свободное время, и силы – но делать ничего не хочется? В итоге, вместо того, чтобы совершить что-то полезное и значительное, вы просто в очередной раз пролеживаете весь день на диване, устремив взор в телевизор или компьютер. Еще один день и без того короткой жизни бездарно про..ходит мимо. При этом особого удовольствия данное времяпрепровождение не приносит. Ни вам, ни окружающим. Откуда берется эта апатия и пассивность? В чем ее причины и истоки?

 

Важно уточнить: сейчас нас не интересуют ситуации «реального истощения», когда есть значимая цель и человек делает все для ее реализации – да так, что выбивается из сил. Речь идет о гораздо более простых и жизненных – прозаически-бытовых – случаях, когда отсутствует мотивация к выполнению совершенно необходимых действий, и при этом остается море «свободного» времени, которое требуется как-то убить. Думаю, не ошибусь, если заявлю, что в такой ситуации перманентно находится большая часть населения. Кто-то проживает таким способом всю жизнь – бессмысленно и бесцельно. Даже не попытавшись сделать что-то значимое и осмысленное.

Почему это происходит? Давайте разбираться.

С детства (5-6 лет)[1] человек в нашем обществе начинает ощущать давление долга, внешнего принуждения. Связывается это с появлением в жизни слова "надо". Сначала оно означает необходимость делать домашнее задание, затем – хорошо сдать экзамены и поступить в институт. Потом – хорошо отучиться в институте и получать соответствующие оценки, затем – неплохо устроиться и качественно выполнять свою работу.

Со временем к этому обычно еще добавляется необходимость выплачивать ипотеку.

Каждый этап приучает человека жить краткосрочной перспективой, "дотягивать до завтрашнего дня", руководствуясь логикой отсроченного счастья: «вот закончу ВУЗ, устроюсь на работу, выплачу ипотеку – тогда и заживу».

Казалось бы, такая постановка вопроса должна мотивировать – и действительно, в отношении тактических целей, «спущенных сверху» она человека мотивирует. Для лучшей фокусировки на непосредственной цели – и только на ней – у человека вырабатывается «тоннельное зрение».

В итоге жизнь превращается в каждодневную гонку за маячащей впереди тоннеля морковкой.

О какой свободе при этом можно говорить?

А что такое вообще – свобода?

Для ответа на этот вопрос сначала нужно разобраться с тем, что такое Долг. И как он ощущается человеком, находящимся в описанной ситуации. Назовем его «человеком долга».

Жизнь в парадигме Долга – это следование бесконечной череде спускаемых сверху инструкций. Это постоянное ощущение, что ты по жизни должен кому-то, кто имеет право за это распоряжаться твоим временем и действиями.

Людей долга никогда не учили действовать по им самим заранее составленному алгоритму.

Наоборот, активно отучали от попыток самостоятельно ставить себе цели и достигать их. Поэтому большинство окружающих – блестящие тактики,  вынужденно хорошо действующие безо всякого плана – и никудышные стратеги. Их этому просто не обучали. А свобода[2] предполагает в первую очередь действия по реализации своего проекта – следовательно, стратегию.

Следовательно, в первую очередь требуется заняться построением стратегий и только затем – реализации их в жизнь.

Но по странному стечению обстоятельств именно на это и не хватает мотивации!

Копаемся в проблеме дальше.

Большая перемена

Каковы основные моменты психологии «подневольного иждивенца» – человека с «приспущенной мотивацией», который, осознавая бесцельность каждого прожитого дня, все равно убивает время своей жизни и заполняет его ненужной ерундой?

Первый факт, который необходимо отметить – «иждивенец» далеко не счастлив. Он отнюдь не наслаждается своим мнимым ничегонеделанием. Скорее наоборот – каждая секунда, проведенная им на диване или возле телевизора, сопровождается смутным чувством вины и стыда, осознанием постоянно уходящих возможностей. Какое уж тут «наслаждение моментом»?

Важно осознать – эта установка приобретается, она не является врожденной. Если посмотреть на детей, только начинающих свой жизненный путь – можно увидеть, сколько энтузиазма и фантазии они проявляют для реализации своих задумок и начинаний. Не один нормальный ребенок не будет лежать на диване, когда вокруг есть так много интересного. Детям всегда есть, чем заняться.

Но вот ребенок подрастает, идет в школу и постепенно его начинают приучать – расслабиться и поиграть в то, что хочется, ты можешь только в перерывах между исполнением долга[3]. Не когда долг полностью выплачен – это невозможно, ведь долг бесконечен – а именно в интервалах между выполнением/нарабатыванием минимальной прожиточной нормы долга (домашнего задания, пребывания на парах, затем – суточного отсиживания в офисе). Поначалу ребенку кажется, что все это не так значимо, в конце концов этот навязываемый долг можно перетерпеть, но так проходит день за днем – и постепенно ему дают понять, что повторяться это будет бесконечно. И значим именно долг, а не «личное время».

В итоге через несколько лет монотонной рутины прививается установка: как только поступает новое задание, «человек долга» уже обязан его выполнить. И развлечение или работа над собственным проектом возможны только тогда, когда в бесконечном процессе получения новых инструкций появляется короткая передышка. Перемена.

Вы понимаете – не отдыхать в это короткое «личное» время – равносильно самоубийству! Поскольку «перемена» это единственный способ отдохнуть для человека долга, отсутствие инструкций (краткая пауза в потоке заданий) с детства ассоциируется у него с возможностью ничего не делать – т.е. автоматически запускает стратегию бездействия.

Вместо того чтобы воспринимать свободное время как жизненно необходимый фундамент, резервуар, плацдарм для реализации своего проекта, как это свойственно любому здоровому ребенку, благополучно выросший человек долга просто тратит его на "отдых" от каждодневных рутинных обязанностей.

В результате, даже когда материальная необходимость в выполнении долга исчезает (человек взрослеет и достигает некоторой финансовой стабильности), придавленный плитой долга иждивенец по привычке воспринимает появившееся свободную время как пролонгированную отсрочку, очень длительный промежуток в выдаче новых инструкций – т.е. дарованную судьбой возможность лежать и ничего не делать.

С этого момента наличие свободного времени больше не влечет за собой реализации своего проекта. Сколько бы его ни было.

Это вызывает внутреннее напряжение в «подневольном иждивенце» (ведь проект, желание реализоваться настойчиво заявляет о себе каждую секунду лежания на диване, вызывая вместо вожделенного спокойствия ощущение бездарно уходящего времени), в результате все происходящее окрашивается в цвета вялотекущего психического перитонита. Человек больше не может наслаждаться ни отдыхом, ни тем более работой.

Что делать?

Первое, что важно осознать – ощущение давящего долга является ни нормальным, ни разумным, ни даже рационально оправданным. Это ощущение не имеет никакого отношения ни к морали, ни к этике – только к субъективному восприятию реальности.

Можно делать то же самое, что и под гнетом долга, но по собственному желанию, в рамках реализации собственного проекта – легко и с энтузиазмом. Качество от этого только выигрывает. Да и количество, как правило, тоже.

Поэтому избавление от него позволит не только ощутить прилив свежих сил, энтузиазма и мотивации, но и стать более успешным.

Нездоровая тенденция бездарно тратить свободное время – это всего лишь компульсивная[4] стратегия выбора из возможных действий, т.е. стратегия второго уровня (см. статью «Проиграть невозможно»), следовательно, для того, чтобы изменить ее, необходимо внести изменения на третьем уровне. Т.е. сесть (можно сразу после прочтения этой статьи) и, специально потратив на это время, определиться с тем, какую другую автоматическую реакцию вы хотите вместо старой. Важно, чтобы она действительно нравилась вам – и действовала вам на пользу. После этого, для того, чтобы убить автоматизм, первые несколько дней надо настойчиво и осознанно «заставлять себя» (как бы парадоксально это ни звучало) заниматься тем, что вам нравится.

Выглядит достаточно сложно, но в действительности все гораздо проще: допустим, некто Владимир бесцельно тратит время после ужина перед телевизором на диване. Прочитав статью, он может решить, что гораздо более продуктивным для него будет чтение книг по личностному росту или пробежка. Следующее, что ему необходимо сделать, это сознательно заставить себя придерживаться принятого решения – как минимум 10 дней подряд после ужина брать в руки понравившуюся книгу или направлять стопы в ближайший парк. Поначалу действительно может возникать чувство «лениво» – привычный шаблон поведения не сдастся без боя. Однако с каждым днем направленных усилий вести выбранный самим собой образ жизни становится все легче и легче[5]. И вот уже через месяц Владимир может похвастаться тем, что значительно продвинулся в понимании причин поступков своих и окружающих (или по крайней мере укрепил ноги) да еще и приобрел более конструктивную стратегию второго уровня: делать что-то полезное  для себя вместо отупляющего безделья.

Это, несомненно, поможет ему в будущем, но главное – позволит постепенно начать выкарабкиваться из-под плиты долга, и вставать на эту плиту, обеспечивая надежный фундамент для самореализации.

А. С. Безмолитвенный © 2010


[1] В данном контексте речь не идет о более ранних запретах, носящих преимущественно контр-физиологический характер и в деталях исследованных психоанализом. Речь идет о поведенческих стратегиях – о том, что «делать», а не о том, чего не делать.

[2] Само представление о том, что существует «свобода ОТ» свойственно человеку долга. Свобода – это необходимое условие ДЛЯ реализации своего проекта.   

[3] Характерно, что именно это называется «личное время».

[4] Навязчивая, нерациональная, закрепившаяся как автоматическая форма реакции.

[5] В преодолении первоначального барьера хорошо помогает метод «сожженных мостов», когда телевизор, например, безвозмездно отдается соседу на месяц. Однако без продуманного и самостоятельно выбранного образца альтернативного поведения все это бесполезно – представим себе Владимира, валяющегося на диване, придавленного плитой долга перед  отсутствующим телевизором, приправленного вдобавок сожалением по поводу своей глупости. Кроме сакраментального «нафига я его отдал?» вряд ли что-то еще будет крутиться у него в голове.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить