ЛП-субъект

В данной статье я постараюсь продемонстрировать, как ситуации triple bind[1] ведут к специфическим властным отношениям, критерием которых является наличие перформативного вытеснения.

В противовес вытеснению в привычном смысле этого слова[2], перформативное вытеснение возникает до осознания и даже более того – делает его невозможным.

Феноменологический инструментарий

Поскольку определение введенного термина опирается на специфическую онтологию сознания, необходимо предварительно задать ее основные понятия. Это предполагает ответ на вопрос: «каким именно образом субъекту может быть представлено некоторое содержание?»

Для описания типов ментальных репрезентаторов (способов данности субъекту определенных представлений) я использую модель, предложенную Делезом, несколько модифицируя смысл употребляемых им терминов: «перцепт, концепт и функтив»[3]:

Перцепт – аналоговый репрезентатор некоторой совокупности данных. Перцепт – это форма восприятия и представления любых «чувственных» данных: аудиальных, визуальных, кинестетических, густаторных и т.д.

Концепт – дискретный репрезентатор некоторой аналоговой совокупности данных. Концепт – это представление о некоторой совокупности данных, тотализирующее их в определенную целостность. Например, концепт времени, представляющий собой обобщение совокупности протекающих мгновений; концепт пространства, в котором аналогичная процедура осуществляется по отношению к локусам и т.д.

Таким образом, концептуализацию можно определить как процесс преобразования аналоговой репрезентации в дискретную[4].

Функтив – дискретная структура, сегментирующая некоторую совокупность дискретных данных. Примерами функтивов являются теоремы и законы, описывающие количественные соотношения.

 

Определение

Перформативное вытеснение – это ингибирование концептуализации, реализующееся при попытке ее осуществления. Другими словами, это явление, при котором «запрет» на «дискретизацию» совокупности аналоговых данных обусловлен травмирующей парадоксальностью концепта[5], который мог бы получиться в результате этой процедуры.

Субъективно перформативное вытеснение воспринимается как ситуация, в которой маячащее где-то на краю осознания аморфное представление «ускользает» при любой попытке «схватить» его, никогда не превращаясь в отчетливо оформленную мысль – образно выражаясь, не попадает в фокус сознания, не становится предметом рассуждения и анализа.

Поскольку любое эксплицитное осознание осуществляется посредством дискретных структур[6], результатом перформативного вытеснения является невозможность осознания некоторого положения вещей.

 

Механизм формирования перформативного вытеснения

Для осуществления перформативного вытеснения необходимо наличие правила уровня +2 (т.е. уровня управления правилами осуществления действия), которое предписывает проведение этой операции во всех контекстах, соответствующих структурному шаблону triple bind[7].

В контексте объяснения этого феномена интересен приведенный Бейтсоном эксперимент с крысой, не утрачивающей исследовательской активности даже в том случае, когда за проявления этого поведения она получала удар током[8]. Успехом для крысы в определенном смысле являлся сам факт получения информации о том, что некоторый объект опасен. Этот пример, подчеркивающий различие в уровнях обучения (неуспех на уровне 1 (разряд тока вместо пищи) все равно означает успех на уровне +1 – приобретение знаний), позволяет представить ситуации, в которых неуспех на уровне +1 все-таки возможен. Очевидно, это ситуации, в которых новой информации об объекте получить не удается. При условии контакта с объектом существует единственный способ добиться этого – сделать поступающую крысе информацию парадоксальной, «самопротиворечивой», чтобы исключить для нее возможность провести необходимые различения и установить, например, опасен данный объект или нет.

Известно, что люди в подобных ситуациях способны изменять не только свое поведение, но и правила, которые его регулируют – например, после ряда бесплодных попыток «притуплять» свой исследовательский интерес к неразрешимой и поэтому бесполезной и болезненной проблеме[9]. Не углубляясь в изыскания на этологическую тематику [10], можно ограничиться констатацией того, что для устойчивых изменений поведенческих правил уровня +1 необходима либо концептуализация на уровне +2, которая позволяет производить эти изменения осознанно (и потому вариабельно), либо перформативное вытеснение, закрепляющее некоторую реакцию без осознания причин.

Последовательность действий выглядит следующим образом: для того, чтобы не попасть в double bind и не увязнуть в болезненных парадоксах, субъект вынужден сформировать новую стратегию поведения, основанную на перформативном вытеснении попыток концептуализации структуры правил логического уровня +1, управляющих коммуникацией. При этом, естественно, наличие запрета на уровне +2 в большинстве случаев не осознается, поскольку это потребовало бы совсем уж маловероятной концептуализации на уровне +3. Таким образом ингибируется установка на проведение концептуализации как таковой, любое прояснение сложившейся структуры начинает восприниматься как потенциально опасная крамольная деятельность, могущая повлечь за собой неясные, но определенно неприятные последствия – другими словами, субъект становится «послушным», не решается исследовать «границы» допустимого поведения.

Руководствуясь этой стратегией, субъект может прийти к систематическому перформативному вытеснению в качестве базисной реакции в случаях, когда потенциальную опасность представляет само усилие, направленное на выяснение того, представляет ли некоторое действие или ситуация опасность[11].

Свою деятельность саб-субъект (подвергшийся виктимизации) в этих ситуациях выстраивает, осознавая, что дом-субъект (подвергнувший виктимизации) будет принимать судьбоносное решение (например, уволить или нет), основываясь главным образом не на самих действиях саба, а на интенции, в них проявляющейся. Описывается она обычно с помощью такого понятия, как «личные качества», включающие в себя «благонадежность, исполнительность, честность, добропорядочность, трудолюбие» и т.д. Это то, что можно назвать правилами, управляющими поведением, или диспозитивами, +1 уровня.

Если сами действия чаще всего наблюдаемы, то диспозитивы +1 уровня интерпретируются сторонним наблюдателем только на основании анализа совокупности действий первого уровня. Поэтому для саб-субъекта существует любопытный способ проделать операцию, в определенном смысле комплементарную triple bind – «прикинуться дураком»[12].

ЛП-поведение как проблема этологии:

При дрессировке животных стоят две совершенно различные задачи:
1) чтобы животное ПОНЯЛО, чего от него хотят
2) чтобы оно ЗАХОТЕЛО это для вас сделать.

Это в значительной степени относится и к людям: в сложных ситуациях они прибегают к защите вида "прикинуться дураком". Т.е. человек настаивает, что дело не в том, что он не хочет, а в том, что не понимает.

Здесь
(может быть и «не-» – А.Б.)явно подразумевается, что если "не понимает", то и наказывать его не за что[13].

Таким образом – если данный контекст становится повседневным – у саба оттачивается установка на негэкспликацию осознания правил, управляющих коммуникацией. Первая задача для сохранения контекста – не демонстрировать явное понимание этих правил. Однако это еще не все. Поскольку дом-субъект все равно может «сделать определенные выводы», основываясь на метасообщении саба и некоторых конкретных действиях, совершаемых им, гораздо надежнее действительно не осознавать, нежели притворяться – немногие способны выстраивать свое поведение так, чтобы избежать негативных интерпретаций. В результате использования ЛП-стратегии у дом-субъекта формируется убеждение: Иван Петрович (саб) хоть и не блещет умом, но интересам фирмы предан!

В зависимости от избранной стратегии формируются способы избегания саб-субъектом подобных травмирующих ситуаций?

  1. Расставить точки над i – т.е. продемонстрировать эксплицитное понимание использованной «против» него стратегии, «разрушить» контекст triple bind и либо заново передоговориться с дом-субъектом, либо уйти (в некоторых случаях – умереть или получить травму). В этом случае triple bind ликвидируется посредством преодоления перформативного вытеснения, т.е. проведения концептуализации уровня +3, снимающей имплицитный запрет на данную операцию на уровне +2.
  2. Прикинуться/стать «лихим и придурковатым» – т.е. остаться в рамках triple bind, но сгладить некоторые негативные эффекты посредством перформативного вытеснения. При этом в некоторых случаях ЛП-метод может быть талантливой имитацией.

Соответственно, со стороны дом-субъекта использование triple bind-стратегий ведет к устойчивой альтернативе: либо получать «лихих и придурковатых» подчиненных (подчас еще и ловко мимикрирующих), либо вменяемых, но недоброжелательно настроенных. Однако анализ подобных ситуаций с позиции дом-субъектов это тема для отдельной статьи.

 

 

© А.С. Безмолитвенный 2009

 


[1] Triple bind - ситуация, когда правила +1 логического уровня, управляющего контекстом коммуникации, противоречивы, и при этом в метасообщении уровня +2 обозначен запрет на концептуализацию и осмысление этого обстоятельства.

Double bind – ситуация, когда и запрет, и сами противоречивые правила имеют одинаковый логический уровень. Т.е. запрет является «частью» противоречивых правил.

[2] Наиболее удачным определением которого представляется формулировка «вытеснить – значит забыть, что забыл». Тем самым, вытеснение предполагает начальное осознание.

[3] Делез Ж, Гваттари Ф. Что такое философия? Изд. «Алетейа», 1998.

Некоторые смысловые оттенки определения данных понятий существенно отличают мой способ концептуализации от использованного Делезом.

[4] Примечательно то, что одну и ту же совокупность данных можно концептуализировать по-разному. Поэтому бессмысленно говорить об «истинности» или «ложности» концептов, в то время как в определенном смысле вполне правомерно обсуждение истинности или ложности функтивов.

[5] Имеется в виду double bind

[6] Практическим следствием этого тезиса является невозможность осмысления и проговаривания ментального объекта без его предварительной концептуализации. Невозможно понять, а тем более объяснить собеседнику неконцептуализированное. Акт понимания уже подразумевает концептуализацию.

[7] Развивая порядком затасканную, но крайне репрезентативную тему «офисного triple bind», приведу еще один пример: произнесенная начальником нейтральная или даже позитивная на первый взгляд фраза «ведь мы – профессионалы!» может означать, что работа не завершена и конец рабочего дня отодвигается в неопределенное будущее, то есть по сути приказ работать сверхурочно, и при этом не только испытывать гордость за свою компанию, но и выражать по данному поводу чувство полного и глубокого удовлетворения. – пример принадлежит Ефиму Руаху. В этом примере пресуппозиция (или правило) уровня +1 – профессионалы всегда доделывают свою работу до конца за отпущенный им сверху промежуток времени, причем, делают это наилучшим образом. Пресуппозиция уровня +2 – человек, который имеет свой, отличный взгляд на профессионализм, на самом деле профессионалом не является и может расцениваться как предатель интересов компании.

[8] «Говоря менее формальным языком: когда крыса изучает определенный незнакомый объект, ей можно создать подкрепление (позитивное или негативное), и она соответственно научится приближаться к объекту или избегать его. Но сама цель исследования заключается именно в получении информации о том, к каким объектам можно приближаться, а каких следует избегать. Следовательно, обнаружение того, что данный объект представляет опасность, является успехом в деле сбора информации. Этот успех не разочарует крысу в смысле дальнейшего исследования других незнакомых объектов». Бейтсон Г. Экология разума, 2000

[9] В сфере повседневной коммуникации это можно проиллюстрировать широко распространенными комментариями «даже не поднимай эту тему!», «не смей даже заикаться об этом!»

[10] Известно, что дельфины, по описаниям Бейтсона и Карен Прайор, также способны изменять свое поведение на уровне +1

[11] Или, по крайней мере, демонстрация такого усилия

[12] Для краткости обозначим такого рода стратегию ЛП-поведением (от слов «лихой и придурковатый»)

[13] Наблюдение принадлежит Дмитрию Федотову.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить