triangleКазалось бы – чего уже только не написано про злосчастный Треугольник Карпмана. С каких только сторон его не рассматривали и не обсасывали.

Однако некоторых важных аспектах, на которых он, собственно говоря, в реальной жизни возникает и базируется, я, к своему несказанному удивлению, так и не нашел ни в одном источнике. Приходится восполнять пробел самому.

В первую очередь обращает на себя внимание то, что вся психологическая конструкция Треугольника висит в пустоте. Судя по всему, в рамках представлений анализировавших его исследователей, он необязателен! Ни для Спасателя, ни для Жертвы. При взгляде на него со стороны (умным авторам) часто кажется, что проще пареной репы в него не вступать.

Далее – не совсем очевидно, почему Спасатель обязательно превращается в Жертву, а Жертва – в Преследователя. Тем более неочевидно, почему это вдруг Преследователь должен превратиться в Спасателя. И кого, собственно, он в этом случае должен спасать?

Парадоксально, но часть функциональности Треугольника при этом еще и не раскрыта: многие связи и взаимосоотношения в его рамках становятся понятными и самоочевидными только при рассмотрении в ситуациях, когда Преследователь – не человек. При этом удивительно часто встречающихся на практике ситуациях.

Как это бывает

Итак, в данной статье рассмотрим базовую (чаще всего встречающуюся на практике) диспозицию для анализа Треугольника: женщина упрашивает своего мужчину купить ей (машину, шубку, сапожки, драгоценности и т.д.). Причем, таким образом, что играет роль Жертвы, которой нечего (одеть, носить, показать подругам и т.д.)

Зададимся вопросом – кто в этой ситуации Преследователь? Мужчина? Нет, при удачном исходе операции он даже в восприятии женщины на первом этапе будет проходить под лейблом «Спаситель».

Ответ: Преследователь на данном этапе – это бессознательные установки самой Жертвы, подталкивающие ее к очередному приобретению в соответствии с принципом «TokeepupwithJones» (или «чтоб все как у людей» – по-русски). Мужчина в данном случае рассматривается как Спаситель, который придет и решит проблему, после чего не надо будет краснеть перед Маринкой (которой муж недавно «песца» подарил) – то есть разрешит конфликт между сознанием женщины и ее (условно, коллективным) бессознательным.

Затем, через некоторое время, мужчина, который в рассматриваемом случае «просьбу» не выполнил (в силу тех или иных причин), постепенно сам превращается в Жертву (которой постоянно высказывается неодобрение и навязывается чувство вины), а женщина – в Преследователя, осуществляющего это психологическое воздействие.

Мог ли мужчина из приведенного примера почитать «умную» психологическую статью (например, эту) – и легко отказаться от такого очевидно неэффективного и порядком осточертевшего Треугольника?... Сомнительно.

Опыт психологических консультаций с завидным постоянством показывает, что в реальности в Треугольник Карпмана люди вступают чаще всего не по своей воле. В этом-то и заключается основная проблема.

Что же заставляет людей попадать в этот Треугольник? Социальные стереотипы, коренящиеся в бессознательном. Причем, достаточно часто – даже не в своем, а в бессознательном других людей. Представления относительно того, кто что и кому «должен» по жизни. Именно режиссирующая позиция общества, оставляющая сторонам Треугольника роль ритуальных исполнителей заранее прописанных сценариев, приводит к тому, что от сознательных решений людей мало что зависит – именно поэтому можно с удивительно высокой вероятностью предсказывать развитие событий, строящихся по данной модели.

Значит, для обеспечения рефлексивной по отношению к Треугольнику позиции надо более детально изучить структуры бессознательного, которые и управляют ими. Увидеть определенную «безальтернативность» в следовании социальным моделям. Возможно, это позволит выйти за пределы ситуации.

Континуум социальной дихотомии

Итак, на практике набор социально приемлемых сценариев для каждого из участвующих в Треугольнике –  это своеобразный континуум, пространство для игры, отведенное между двумя антагонистичными полюсами дихотомии.

Итак, начнем с Жертвы:

Жертва постоянно балансирует между полюсами «а как я могу/могла по-другому?» и «что-то я действительно совсем оборзела». Именно в этом континууме и происходит ее становлении как Жертвы.

Давайте подробнее в этом разбираться. С одной стороны, действительно – если у Жертвы есть некоторое желание, надо иметь способ  донести до партнера, выразить его так, чтобы оно имело шансы на реализацию. Если хочется шубки, что ж теперь, сидеть и молчать, что ли? Разве может Жертва в таких ситуациях вести себя как-то по-другому?

Жертвами становятся в общественном сознании (их жалеют) те, кто «не мог по-другому». И действительно – если человек не мог по-другому, как его можно не пожалеть? Часто эта позиция так и передается бытовой речью в «кухонной психотерапии»: «нет, Марин, ну а как я могла по-другому?»

Если же гипотетическая Маринка, выступающая в роли кухонного терапевта, или какой-нибудь другой авторитетный источник скажет: «знаешь, а у меня вообще…, но я же не позволяю себе из-за этого …», то Жертва вполне может сместиться в другую крайность – полюс «да, похоже, я совсем оборзела».

Что обуславливает эти перемещения? Коллективное бессознательное, социальные стереотипы: представление Жертвы о том, как «принято» и «положено» в обществе. А Маринка становится своеобразным глашатаем этого общества, его представителем. Для поведения Жертвы вообще характерно «набирать» мнения – после Маринки следуют другие глашатаи, которых часто специально перебирают, обзаводясь статистически более достоверной социальной выборкой.

В действительности же, разумеется, существует целый континуум средств, способов и методов получить желаемое, не организуя Треугольник. Правда, все они основаны не на представлении о виртуальном общественном «должен» и «правильно», а на обсуждении и согласовании интересов с реальным партнером.

Давайте теперь посмотрим на континуум Спасителя:

Спаситель же балансирует между полюсами «не слишком ли дорого мне обойдется спасение?» и «а кем я буду выглядеть, если откажусь?»

Если Спаситель выбирает вариант пойти на поводу у Жертвы, реализовать ее желания и втянуться в Треугольник (т.е. смещается ко второму полюсу), локально он снимает угрозу ухудшения отношений с Жертвой, но именно это в свою очередь и превращает его рано или поздно в Жертву – поскольку он принял правила игры Жертвы и теперь можно применять по отношению к нему апробированный и прекрасно работающий прием вовлечения в Треугольник бесконечно.

Если же происходит смещение к другому полюсу, и Спаситель отказывается от навязываемой роли, то через некоторое время в сознании (или бессознательном) Жертвы на него начинают проецироваться черты Преследователя. И в этом случае Спаситель тоже оказывается затянутым в Треугольник. Теперь уже как Преследователь.

Континуум Преследователя:

Преследователь же (в том случае, если он человек, а не социальный принцип) балансирует между полюсами «что-то я слишком стесняюсь» и «что-то я перегнул палку».

Чувство вины, на котором держится вся конструкция дихотомического континуума Преследователя, определяется Жертвой. Т.е. понять, стесняется ли он в выборе средств отстаивания себя или уже «перегнул палку» Преследователь, в логике правил, задаваемых Треугольником, может и должен только по реакции Жертвы. Если Жертва (например, по итогам посиделок с Маринкой) отклоняется к полюсу «что-то я совсем оборзела», Преследователь смещается в «что-то я слишком стесняюсь» – и укрепляет выбранную им стратегию поведения, что довольно часто приводит к новому витку в Треугольнике из-за недовольства Жертвы. Если же Жертва пребывает в позиции «а как я могу по-другому?», Преследователь автоматически фиксируется в комплементарной позиции «что-то я перегнул палку» и начинает (из-за чувства вины или представлений о неблагоприятных социальных последствиях) идти на поводу у Жертвы, тем самым поддерживая процветание Треугольника.

Что делать и кто виноват?

Итак, в рассмотренном случае Треугольник создается Жертвой и зависит от ее «внутреннего Преследователя» – обобщенного представления о «должном» и «социально приемлемом». Значит, единственным по-настоящему действенным методом не создавать Треугольник  является ситуация, в которой изначально появляющиеся вопросы и возникающие желания обсуждаются с партнером напрямую, без обращения к этому могучему социально-манипулятивному механизму.

Ни Спаситель, ни Преследователь из навязываемых социальных ролей, к сожалению, выйти так просто не могут, не порвав или основательно не перестроив отношений с Жертвой – причем, вне зависимости от уровня их сознательности или осведомленности.

Именно Жертва, осознав, что нахождение в Треугольнике вредит не меньше, чем всем остальным, может размотать этот клубок, сняв претензии с остальных его участников.

Правда… вдумчивый читатель здесь может заметить еще одну возможность для Спасителя и Преследователя – социально-контекстуальной манипуляции представлением Жертвы о приемлемом «через Маринку» – но, к сожалению,  это тоже оказывается путем в никуда и всего лишь порождает переход к Треугольнику куда больших размеров.

А.C. Безмолитвенный © 2015

Размещение статьи на других ресурсах возможно. С обязательной ссылкой на www.bezmolit.tv

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить