izderГруппа людей в говне по нижнюю губу.

Проходит несколько часов. У одного из них заканчивается терпение:

- Может хватить сидеть в говне! Пора выбираться из него! Надо что-то делать!!!

Окружающие в голос:

 - Не гони волну...

Практика, сложившаяся на настоящий момент в психологии, подчас такова, что заставляет искать «вторичную выгоду» даже там, где ее нет.  Если в случае с выученной беспомощностью, компульсиями и немотивированной агрессией действительно часто можно согласиться с наличием выгоды для самого человека, реализующего это поведение, то ситуации «двойного послания» бросают вызов такого рода подходу.

Рассмотрение паттернов членов семей, живущей в условиях классического double bind[1], приводит к отчетливому осознанию:

В некоторых жизненных ситуациях люди не предпринимают действий по избавлению от ежедневных ужасов не потому, что получают какие-то особые преференции (так называемую "вторичную выгоду") от контекста, а потому, что субъективная цена усилий по выходу из сложившегося положения представляется им слишком высокой.

Для обозначения этой цены, на мой взгляд, уместно ввести понятие «альтернативных психологических издержек» –  по аналогии с альтернативными издержками экономической теории.

Справка:
ИЗДЕРЖКИ АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ – ценность, которую можно было получить в результате альтернативного действия, от которого пришлось отказаться.(Словарь современной экономической теории Макмиллана.-М., 1997) 
Например, для самостоятельного хозяина альтернативными издержками является наивысшая заработная плата, которую он мог бы получить, выполняя работу по найму. (Бизнес: Оксфордский толковый словарь.-М., 1995)

Альтернативные психологические издержки – это усилия, которые необходимо было бы предпринять для изменения своей жизненной ситуации.

Любой человек, проявляющий минимальные признаки разумности, взвешивает психологические издержки, которые ему придется понести в результате принятия радикального решения, и чаще всего выбирает наиболее экономный с точки зрения затрат усилий вариант.

Однако было бы наивностью полагать, что речь в данном случае идет об осуществляемом абсолютно рациональным субъектом отстраненном выборе стратегии максимального комфорта из дискомфортных – в действительности почти всегда дело сводится к неприятному самому по себе пароксизму эмоционального противостояния между несколькими видами дискомфорта – в отчаянной попытке нащупать наименьший из них.

Это, конечно, при большом желании тоже можно назвать одной из разновидностей вторичной выгоды, однако паттерн принятия решений в данном случае будет выстроен по заметно отличающейся от классической схеме.

Более того, альтернативные психологические издержки – это значительно более распространенное явление, чем принято полагать. При подавляющем преобладании мотивации избегания в поведении большинства людей смело можно сказать, что и вся их жизнь в целом сводится к тому, что обычно называется «плыть по течению» – эмоциональному лавированию в неустанном поиске сценария с минимальными издержками. Чтобы меньше напрягаться.

Этот процесс поставлен на поток, осуществляясь почти автоматически (наряду с «бесконечным маркетированием»), поэтому зная механизм вычисления альтернативных издержек, свойственный конкретному человеку, можно с поразительно высокой точностью предсказать его поведение.

Плюс или минус?

Но каковы альтернативные психологические издержки постоянного использования самого механизма альтернативных издержек? Является ли он по-настоящему эффективным во всех возможных случаях? По всей видимости, нет. Давайте исследуем, почему.

Дело в том, что при таком подходе комфорт (понимаемый, как минимализация повседневных усилий) становится фетишем – выстраиваемым в качестве идеального образа представлением об оптимальном динамическом равновесии. При этом часто почти не заметно, как именно установка на комфорт приводит к увеличению дискомфорта.

Пример из эпиграфа показывает, что достаточно часто людей удерживает в давно не приносящих радости отношениях или на нелюбимой работе представление о том, скольких усилий им будет стоить радикально все поменять. Подобно лягушке в сказке про молоко человек слишком поздно осознает, что придется затратить значительно больше усилий для изменения неприятного statusquo, чем для его сохранения – когда «точка невозврата» уже пройдена.

В такой ситуации только прохождение через период относительного дискомфорта, вызванного необходимостью «подгребать своим веслом» вместо того, чтобы просто «плыть по течению», может позволить через некоторое время обрести эмоциональную стабильность и комфорт. Однако для  прохождения через этот период необходимо  придерживаться другой стратегии, несводимой к минимизации психологических издержек – целерациональному поведению.

Целерациональное поведение (вопреки распространенному убеждению, являющееся жизненной стратегией лишь небольшого процента людей) основано на том, чтобы вначале четко представить себе цель, затем разработать план по ее достижению, и после этого шаг за шагом реализовывать все намеченные действия, удерживая внимание на соответствии цели и шагах по ее достижению.

Если с первым пунктом (представление цели), как правило, особых проблем нет (достаточно вспомнить необъятное море фильмов и книг на тему «созидающей визуализации»), второй также достаточно эффективно решают обильно расплодившиеся в последнее время  тренинги по целеполаганию, то с третьим (удержание внимания на цели и систематическое осуществление всего, что запланировано) возникают настоящие сложности.

Обусловленные необходимостью прикладывать усилия для ее достижения.

Именно усилия – а точнее убеждение в необходимости их минимализации по жизни – приводят к парадоксам и тупикам политики «плыви по течению».

Усилия – «позитивные» и «негативные»

Таким образом, умение совершать внутренние усилия является базовым моментом, определяющим, сможет ли человек достичь результата, к которому стремится. Какими же они могут быть?

Для начала, в соответствии с концепцией «трехчастной структуры мозга» имеет смысл разделить усилия на ментальные, эмоциональные и физиологические.

Важнейшей составляющей ментальных усилий, безусловно, являются усилия по работе со вниманием: его перенаправление, концентрация и деконцентрация.

Далее это усилия, направленные на создание образа (мысли), удержание и изменение образа (мысли).

Эмоциональные усилия посвящены способам вхождения в эмоциональное состояние (скажем, энтузиазма) и выходу из эмоционального состояния (например, ярости, гнева, страха).

Физиологические усилия связаны с поддержанием определенного тонуса и состояния: в частности, борьба со сном (усталостью) или наоборот – форсированное засыпание. Изменение тонуса мышц (переход к состоянию алертности или расслабленности)

Как же перейти к целерациональной стратегии «подгребания в нужную сторону»? Первое, что имеет смысл сделать – изменить отношение к усилиям. Ведь само по себе усилие не означает неудовольствия.

Профессиональные спортсмены, проводя несколько недель без тренировок, сокрушаются по поводу того, что «тело застоялось» – и требует действия. Таким образом, некоторые физиологические усилия приносят удовольствие и даже облегчение.

Эмоциональные усилия (например, в процессе сопереживания герою театральной постановки или фильма) также нередко воспринимаются с радостью. 

Если вспомнить частый пример Гуссерля – «удовольствие от плодотворного теоретического размышления»[2] – станет понятным, что ментальные усилия тоже могут расцениваться некоторыми людьми как приятные.

В чем секрет восприятия усилий как «позитивных»? Очевидно, позитивные усилия расцениваются как ведущие к развитию. В отличие от «негативных», расценивающихся как приводящие к истощению.

Имеет смысл произвести предварительную дифференциацию усилий, определившись с тем, какие из них являются для вас «позитивными», а какие – «негативными». А далее – осознанно развивать «позитивные» усилия.

Вспомните усилия, которые доставляли вам удовольствие. Например, одно из ведущих ментальных усилий – усилие по созданию нового образа (идеи). Творческое усилие. Вряд ли удастся найти человека, для которого это усилие будет негативным.

Усилие по сохранению образов – и доведению до конца начатого – также является особенно значимым позитивным ментальным усилием, способствующем целерациональному поведению.

Далее имеет смысл использовать принцип трансформации усилия – пользоваться усилиями, реализованными в одной области, для осуществления изменений в другой.  Как это сделать?

Для реализации целерационального поведения требуется уточненный образ того, что окружает в настоящем, образ цели и хорошо простроенные, детализированные образы действия. Самой важной частью, разумеется, являются образы действия.

Образы действия могут обретаться в фоновом автоматическом режиме – за счет большого количества повторений, а могут простраиваться на основе точного (например, визуально-кинестетического) представления. По которому и реализуется деятельность. Это и будет целерациональным поведением в собственном смысле слова.

Для того чтобы осуществить даже простейшее реальное действие – например, попасть мячом для баскетбола в корзину – можно несколько тысяч раз бросить его в кольцо, закрепив мышечный навык с помощью почти бесчисленного количества повторений, а можно точно представить себе траекторию полета, взвесить мяч, соизмеряя кинестетическое усилие, которое необходимо приложить, с этой траекторией – и достичь цели с первого раза.

Систематическое  подобных усилий, структурированных по модели «Образ Настоящего – Образ Действия – Образ Цели» и является способом развития целерационального поведения.

Удачи вам в преодолении альтернативных психологических издержек и достижении жизненных целей.

А. С. Безмолитвенный © 2014

Размещение статьи на других ресурсах возможно. С обязательной ссылкой на www.bezmolit.tv


[1] Например, показанной Павлом Санаевым в «Похороните меня за плинтусом».

[2] Виктор Молчанов «Исследования по феноменологии сознания».

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить