Фрейд всегда с намиВторой закон термодинамики Эверитта:

Неразбериха в обществе постоянно возрастает. Только очень упорным
трудом можно ее несколько уменьшить. Однако сама эта попытка приведет
к росту совокупной неразберихи.

Сборник прикладной мерфологии.
 

 Качайте с торрентов! Это раздражает правообладателей.

Очевидно, что ситуацию потребления интеллектуальной продукции, сложившуюся на текущий момент, можно обозначить как «культурный промискуитет».

Это положение вещей далеко не случайно – оно имплицировано логикой эволюционного развития сферы производства и потребления культурной продукции[i]. Если раньше ситуацию можно было охарактеризовать как героическое преодоление «культурного аскетизма» посредством перехода к более либеральной «серийной моногамии» – последовательности «знаковых и этапных» произведений, обязательных для прочтения, – то сегодня можно смело говорить о «культреблятстве»[ii], выступающем в качестве имплицитного интеллектуального бэкграунда современности.

Культурной продукции стало так много и она настолько доступна – но при этом «нелегально» доступна, «непристойно доступна» – что просто не остается времени и мотивации для того, чтобы производить что-либо новое. Все свободное время уходит на потребление – отчасти из-за непонимания, зачем в ситуации перенасыщения нужен еще один культурный продукт, отчасти из-за невозможности выйти за рамки привычной шизофреногенной ризомности[iii] и достичь состояния фиксации на излагаемой идее – своеобразной параноидальной форме ментального аскетизма, способного привести к устойчивой творческой интенции; отчасти из-за страха, отдающего аллюзиями на монологи Жванецкого: «а ведь скоро халява может закончиться, лавочку прикроют – так что берем, пока дают».

Что скажет Автор?

Интересно проследить роль законов об интеллектуальной собственности[iv] в данной ситуации.

С одной стороны, авторское право отчасти инспирирует и усугубляет сложившееся положение вещей, нависая над обывателем тенью сартровского Контролера[v][3], настойчиво допытываясь – а успел ли он поглотить максимум культурной продукции за отпущенное ему до коллапса (точки ответственности) время, смог ли стать идеальным в своей рациональности культурным потребителем? Т.е. авторское право провоцирует социального агента на судорожную поисковую активность – предметом озабоченности становится вопрос: сумеет ли он грамотно инвестировать свое время, и как следствие – деньги? Терять время и не пользоваться создавшейся ситуацией 100% скидки в интеллектуальном сексшопе для рационального культребителя – равносильно тому, чтобы завладеть vip-абонементом в элитный публичный дом и, кинув один тоскливый взгляд в манящую неизвестность с порога, с негодованием удалиться, ссылаясь на аморальность всего происходящего, возможность непредвиденных последствий и просто плохое самочувствие.

С другой стороны – приведенная выше метафора поможет также проиллюстрировать и данный парадоксальный ход мыслей – авторское право может выступать и как механизм защиты от культурного промискуитета; механизм, который позволяет устранить естественный соблазн пользования всеми открывающимися возможностями и принудительно сужает пространство выбора, заставляя тратить время и силы на творческую аскезу. Таким образом, авторское право потенциально может являться своеобразной формой социально-культурной сублимации. Может выступать – но не выступает.

Что-то мешает?

Рассмотрим происходящего еще с одной позиции – позиции Автора: именно в постмодернистской ситуации перманентного шизофренично-ризомного выбора из потребителя выкристаллизовывается фигура нового Автора[4], для которого интенция творчества обладает абсолютной ценностью и превышает все возможные экзистенциальные выгоды от культурного потребления[vi]. Т.е. «шведский стол» культурной продукции является испытанием на умеренность в запросах и на преданность телеологии индивидуального меню для самого повара. Ему требуется личная стратегема – своеобразный вариант «бритвы Оккама», отделяющей необходимые и достаточные для его цели ингредиенты от всех остальных, и как следствие – устанавливающая различение между осознанным потреблением продуктов интеллектуального творчества как процессом аутопоэзиса от разнузданного потреблятства ателеологичного культротожопия.

Реализованное же в своей сублимационной ипостаси авторское право блокирует эту возможность и не порождает ничего, кроме графомании[vii], т.е. функционирует как ложная, заранее предписанная социальная сублимация[5], выступающая предохранителем, который вытесняет процесс, приводящий к образованию личностной стратегемы. А следовательно – даже последовательно реализованное авторское право увеличивает и без того раздутое культурное пространство и запускает вдобавок тенденцию «ухудшающего отбора»[6].

Пришло время задуматься – а не является ли эта тенденция и вообще снижение ценности культурного продукта обычным следствием экономического закона убывания предельной полезности блага? Закона, который проецируется на культуру посредством трансмиссии авторского права – механизма, созданного специально для того, чтобы «экономизировать» культуру – интегрировать ее в экономику.

Может быть, сложившаяся ситуация культурного промискуитета и является следствием работы вытесняющих механизмов авторского права и обеспечивает само их существование?

© А.Безмолитвенный 2008

 
 

   


[i] Логика эта опирается на закон Шеннона [1]: «количество информации в негэнтропийной системе постоянно возрастает». Так как культура в целом представляет собой именно такую систему – в рамках курса, заложенного еще теоретиками Просвещения, по возможности сохраняются все плоды интеллектуального творчества, – сегодня, в соответствии с законом Меткалфа, мы имеем лавинообразный рост культурной продукции.

[ii] От слов «культурное потреблятство» или, если угодно, «культ потреблятства».[2]

[iii] Своеобразного state of cultural uprootedness, ставшего сегодня де-факто нормой.

[iv] В данном тексте под «авторским правом» будет пониматься вся совокупность законов, касающихся интеллектуальной собственности. Внутренние различения юридической терминологии в рамках этого повествования условно не важны.

[v] Именно Контролера, а не Большого Брата, поскольку механизмы реализации в данном случае далеко не тотальны – по сути, авторское право только и может существовать в зазоре между «фантомной угрозой» и призрачным представлением о возможности приведения ее в исполнение. Пока еще Контролер дойдет до тебя… Может быть, его вообще нет ни в одном из вагонов… А может быть – ты выйдешь раньше, чем он дойдет до тебя. В любом случае, всегда есть возможность перехитрить его и подсунуть заранее приготовленный фальшивый билет или просто избежать его быстрыми перемещениями из одного вагона в другой. Главное – случайно не задремать.

[vi] В том числе и от потребления собственного продукта. То есть высшей ценностью для этой фигуры по меткому выражению поручика Ржевского обладает «сам процесс». Но процесс метауровня, приводящий к созданию продукта, способного изменить Автора и запустить новый процесс.

[vii] Примером служат бесконечные посты ни о чем в блогах.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить